Архивная находка !

Недавно в архивах библиотеки эдинбургского университета ученые обратили внимание на старинное письмо в пожелтевшем от времени конверте без адреса. Внутри находился всего лишь один листок бумаги, на котором было написано озорное стихотворение на языке, употреблявшемся в Шотландии в 18-ом веке. Внизу стояла подпись "Yours Robbie" (!) Это сразу привлекло внимание, поскольку именно так сегодня ласково называют Роберта Бёрнса. И известно к тому же, что именно так он иногда и подписывал свои письма к друзьям. Неудивительно, что cообщение о находке и текст стихотворения появились в шотландской печати именно 25 января, в день Рождения знаменитого поэта.

И мало кто знает, что среди бумаг С.Я. Маршака, известного своими переводами Шекспира, Бёрнса и др. англоязычных поэтов, после его смерти было найдено стихотворение, которое не было опубликовано по причине его некоторого непристойного звучания и ряда литературных огрехов.

Помня о последнем факте, я позволил себе смелость сопоставить оба текста и понял, что скорее всего это был перевод, сделанный Самуилом Яковлевичем, того озорного стихотворения, привлекшего к себе внимание литературоведов университета Эдинбурга, и сделанный им, возможно, во время визита на родину Роберта Бёрнса. Как известно Маршак учился в Англии в 1912-14 годах и три раза ездил туда в 50-х годах прошлого века. Возможно, это один из первых переводов стихотворений Бёрнса, сделанный Маршаком ещё в юношеские годы, судя по несовершенству стиля. И ведь именно в молодости, пока мы ещё не остепенились, нас привлекают всякие хулиганские темы. Но раз это только мои догадки, правоту которых я не в состоянии доказать, то всё, что я могу себе позволить, это опубликовать оба текста в разделе "Юмор" моего сайта. Если вы их сопоставите, то, вероятно, тоже придёте к моей точке зрения.


Ode Tae a fart


Oh what a sleekit horrible beastie
Lurks in yer bellie efter a feastie,
Just as ye sit doon among yer kin,
There starts to stir an enormous wind.

The neeps and tatties and mushy peas
Start workin like a gentle breeze,
But soon the puddin wi the sauncie face,
Will hae ye blawin' a' ower the place.

Nae matter whit the hell ye dae
A'bodys gonnae hae tae pay
Even if ye try tae stifle
Its like a bullet oot a rifle.

Hawd yer bum ticht tae the chair
Tae try tae stop the leakin' air
Shift yersel fae cheek tae cheek
Pray tae god it disnae reek

But a' the efforts go asunder
Oot it comes like a clap o' thunder
Riccochets arroon the room
Michty me ! a sonic boom

God almichty it fairley reeks
Ah hope a huvnae sh * t ma breeks
Tae the bog a' better scurry
Whit the hell, its no ma worry

A'body roon aboot me choakin
One or two are nearly boakin
I'll feel better fur a while
Cannae help but raise a smile

It was him ! I shout and glower
Alas too late ,hes keeled ower
Ye durty bugger! they shout and stare
I'm no that welcome any mair

Where e're ye go let yer wind gang free
That sounds jist the joab for me
Whit a fuss at Rabbies party
Ower the sake o' one wee farty


Ода пуканию


О, что за страшный хитрый зверь,
Что приютился в чреве после пира,
Когда сидишь среди своих друзей,
Ужасный ветер поднимается игриво.

Вот репа, пирожки, горошек сладкий
Сначала вызывают лёгкий бриз и вдруг
Тут на подходе пудинг гадкий,
Чтоб после ты гудел* на весь округ.

Неважно кто и чем ты занят,
Все мы должны платить, а может зря?
Сдержать себя легко заставить?
Ведь это пуля, выпущенная из ружья!

Прижми твой зад вплотную к креслу,
Держи сочащийся наружу газ,
Елозя по сиденью чресла,
Молись, чтоб не запахло враз.

Но все усилия пошли задаром,
Наружу вдруг выходит грома треск,
И рикошетом вдоль по залу!
О бог ты мой! И канонады всплеск!

О боже мой! Какая вонь, какие звуки.
Надеюсь я, что не запачкал брюки.
Долой, друзья мои, всю эту суету.
Фу, что за смрад! Тут ничего я не пойму.

Вот рядом кто-то уж совсем не слышит
Один иль два почти уже не дышат
Но вдруг на миг, почувствовав облегчение,
Я не сумел сдержать улыбочки свечение

Ах, это он! Я тоже вскрикнул и зардел.
Увы, все поздно, я раскрыт – вот мой удел.
Ах ты, мерзавец! Все кричат и смотрят злобно – всё, изгой!
Позор! … понятно, больше там я ни ногой.

Куда б ни шёл ты, выпусти весь ветер, и впрок
Пускай всем ода эта звучит как горький мой урок.
Зачем на вечеринке Робби какое-то шушуканье
Из-за небольшого совсем пукания!

(*) слово было заменено на более литературное

на главную страницу