Римляне
или Приключения итальянцев в Каледонии

Юлий Цезарь привёл свои войска в Британию в 55 году до н.э. В общем, об этом достаточно много написано.

Жители острова оказали римлянам поначалу чересчур враждебный приём, ибо не ведали, что те пришли к ним с самыми благими намерениями. Доблестные и великодушные римляне жаждали поделиться с аборигенами всеми благами цивилизации, развить на острове промышленное производство, возвести города и виллы, настроить бани и спа-центры, а затем и принести островитянам свет божественной истины.

Однако, то было до нашей эры. Римляне окучивали южную часть острова и наслаждались бытиём. Так прошло 135 лет, наступила наша эра. И тут римляне вдруг пресытились гостеприимством аборигенов, и как истых романтиков их стал манить загадочный и далёкий север острова.

И вот, в 80-м году 9-й легион римлян под руководством Юлия Агриколы (Julius Agricola), правителя римской провинции Британия, организовано пустился в путешествие по южной Каледонии (так они обозвали будущую Шотландию), разумеется, с просветительско-познавательными целями. Легион оставил насиженные места в северной Англии и, наслаждаясь красотой пейзажа, трясинами и мрачными горами, двинулся в путь.

Агрикола

Однако, каледонийцы оказались чуть менее гостепримными, нежели южные кельты. Вступать в открытые сражения у каледонийцев охоты не было. Да и как могли вооружёные одними лишь копьями, почти голые, одетые лишь в ужасающую раскраску пикты противостоять в чистом поле вооружёным острейшими мечами и закованным в прочнейшие латы легионерам.

Что могли противопоставить непримиримые аборигены железной дисциплине и воинскому опыту легионов? Конечно - уйти в подполье, в партизаны! К тому же и вся их лёгкая экипировка, или, правильнее сказать, почти осутствие оной, позволяла каледоницам то вдруг неожиданно появляться посреди топи и нападать на легионеров, чуть поотставших по причине развязавшихся шнурков (Всем урок - перед выходом из дома тщательно завязывайте шнурки на ботинках). Или скатятся с горы, ударят дубинкой втихаря, воткнут копьё в бедного римлянина и снова удирают в горку с лёгкостью лани. В общем, вели они себя явно не по-джентльменски - всё из-за засады да исподтишка. Да и дикий ландшафт был на руку каледонийцам: торфяные болота, хмурые горы, дикие леса, облачный свод над головой.

Но, так или иначе, с грехом пополам хотя и без больших сражений римляне добрались до линии Форт-Клайд и решили сделать её своей новой границей, оттяпав таким макаром себе всю южную часть Каледонии. Римляне намеревались удержать её посредством построенной цепочки фортов.

На протяжении трёх лет охранявших форты римлян мучила бессоница из-за постоянных шорохов подкрадывавшихся каледонийцев, выискивающих слабые места в укреплениях, а то и нападая на форты. Тогда не на шутку рассерженный Агрикола решил двинуться дальше на север, дабы показать строптивцам кто есть кто. Летом 83-го года поддерживаемый с моря Агрикола перешёл линию укреплений и неспешно, но уверенно двинулся вперёд. Каледонийские кланы на время забыли свои междоусобицы и объединились в борьбе против римской армии. Они не изменили своей тактики и организовали ночную атаку на 9-й легион, расположившийся на пикник на живописных берегах озера Лох-Ливен. И все доблестные легионеры до одного были бы перебиты пиктами, если бы вовремя не подошедшее подкрепление.

Перезимовав под укрытием фортов, римский полководец решил вновь нанести самый решающий удар, в очередной раз, несмышлённым пиктам, никак не могущим понять всей прелести римского владычества. Упрямые каледонийцы собрали свои силы и ждали римлян в районе Грампианского плоскогорья. Верховодил пиктами в то время вождь, вошедший в историю под именем Галгакий (Galgacus).

Итак, 30-тысячная армия пиктов противостояла 26-тысячной армии римлян. Но несмотря на казалось бы численное превосходство, каледонийцы уступали в экипировке, дисциплине и опыте таких больших битв. Зря они, конечно, изменили себе и ввязались в открытую битву. Уж я бы точно не стал так делать. Перед сражением каждый из полководцев выступил с речью перед своей армией, после чего битва и началась. Кровь лилась рекой, и не удивительно, что изменившие своей тактике пикты потерпели поражение. Они отступили, а наученный горьким опытом Агрикола не рискнул их преследовать в горах и вернулся к своим фортам.

30 лет спустя каледонийцы, забыв о поражении и собравшись с силами (т.е. нарожав очередную армию воинов), стали совершать дерзкие набеги на римлян, и те вынуждены были отступить к югу и оставить форты.

В 121 римский император Гадриан (Hadrian) сам посетил Британию и приказал построить стену между реками Solway и Tyne. Верно, он неправильно выбрал профессию, став воином вместо архитектора.

Стена представляла собой протянувшееся от моря до моря сооружение с расположенными примерно на равном расстоянии сторожевыми башнями.

Части этой стены, которые за два тысячелетия не успели разобрать на строительные материалы, можно и сегодня лицезреть на границе Англии и Шотландии.

А когда-то выглядело это всё примерно вот так:

Но империя на этом не остановилась. Через 20 лет очередной римский правитель Британии по имени Антоний (Antonine) обнаружил в себе скрытые таланты архитектора и приказал построить стену от реки Форт до реки Клайд (стена Антония). Её также не смогли до конца повергнуть в пыль ни время, ни дожди, ни хозяйственность местных жителей.

Но такой расклад не устроил каледонийцев. И снова в них взыграл дух патриотизма и поднял пиктов на борьбу. И опять легионеры откатились на юг за стену Гадриана.

Severius

В 208 г. император Северий (Severius) строит морскую базу и по морю вторгается и пытается захватить Каледонию. Но на этот раз наученные опытом каледонийцы уклонялись от открытых сражений, ведя партизанскую войну, чем было очень приятно заниматься в горных массивах и покрывавших в то время Шотландию густых лесах. И не прошло и трёх лет, как Северий со своей голодной и измождённой армией вынужден был отступить и вернуться в Англию. А позади вспыхнуло настоящее восстание, и вскоре римляне оставили стену Антония и отступили за стену Гадриана, где они и оставались на протяжении примерно ста лет, в течении которых было относительное затишье в военных действиях.

Во второй половине четвёртого века северные племена до того набрались храбрости, что стали прорываться через стену Гадриана и совершать набеги на римские территории.

Одновременно через Северное море стали приплывать саксонские пираты. Ситуация была тяжёлой для империи и дома - в Италии, и легионы в 430 г. оставили стену Гадриана.

Таким образом, Шотландия, в отличии от Англии, никогда не была завоевана римлянами. Кто знает, что было бы, если римлянам всё же удалось бы захватить Каледонию, так же как и Англию. Одно я знаю наверняка - вся мировая история пошла бы другим путём.

А ну-ка, что нам БиБиСи про это расскажет...

Ура! Вперёд! "4 народа"


на главную страницу