Политические течения в Шотландии и идея независимости
или Per aspera ad astra / от Джона Булла по-шотландски до полной независимости

Шотландский Джон Булл

В целом до середины 19-го века шотландцам было не до политики. Они были озабочены зарабатыванием денег. С помощью неисчерпаемых возможностей, которые предоставляла растущая Империя. Они делали карьеры в британской армии. Они занимались наукой и наизобретали много всякостей. Они ударились в творчество, писали романы и поэмы. И всё более ассимилировались с англичанами, участвуя в совместных проектах по окучиванию развивающихся стран, выкачиванию их ресурсов и воюя бок о бок за Империю. И всё более уподоблялись Джону Булу. Но это элиты и небольшой средний класс. А большинство по-прежнему вкалывали на фабриках или, сражаясь в далёких землях, поливали потом свою землю или кровью - чужую. Они стали частью Империи...

вот такой вот Империи



Даёшь автономию!!!

Первые симптомы недовольства Союзом стали проявляться во второй половине 19-го века. Так, в 1853 году на политическом небосводе промелькнула комета под именем "Национальная Ассоциация в защиту прав шотландцев" (National Association for the Vindication of Scottish Rights). Но реально это, похоже, была пиар-кампания тогдашних шотландских тори (консерваторов), стремившихся привлечь внимание к Шотландии - в первую очередь, назло британским либералам, которые, по их мнению, чересчур пеклись об Ирландии. В 1856 комета погасла. Видимо, консерваторы помирились с либералами.

Тем не менее, в воздухе витало чувство, что внутренним делам шотландцев британское правительство уделяет мало внимания (или совсем не уделяет). И где-то около 1880 года среди шотландских политиков прозвучало требование о самоуправлении (Home Rule по-английски). В это время дела Шотландии при британском правительстве фактически курировал Лорд-адвокат. Но особых властных полномочий у него не было. И вот шотландцы добились того, что в 1885 году британское правительство возродило должность Министра по делам Шотландии (Secretary for Scotland). Стоит вспомнить, что аналогичная должность (Secretaries of State for Scotland) существовала в британском правительстве ещё в 1707-1746 годах, но была упразднена. И вот теперь она появилась вновь. Вместе с соответствующим министерством (Scottish Office). Это, конечно, никакое не самоуправление, но уже куда ни шло.



Профсоюзы, Джеймс Кейр Харди

Хотя уже в конце 18-го века в Шотландии образовывался профсоюз ткачей, а первая половина 19-го века ознаменовалась стачками и забастовками сразу в нескольких отраслях, но лишь во второй половине столетия профсоюзное движение начало приобретать какую-то организованную форму. В 1886 году был образован профсоюз шотландских шахтёров (Ayrshire Miners Union). Над его созданием долго трудился Джеймс Кейр Харди (James Keir Hardie), сам выходец из народа, который в итоге и стал Секретарём этого профсоюза. В 1892 профсоюз шотландских шахтёров насчитывал порядка 150 тыс. членов, примерно как в "Единой России" на момент образования.

Кейр

Параллельно с профсоюзом появилась Шотландская Лейбористская партия, созданная в 1888 году вышеупомянутым Кейром Харди в творческом сотрудничестве с Робертом Бонтином Каннингхеймом Грэмом (Robert Bontine Cunninghame Graham).



Роберт Бонтин Каннингхейм Грэм

О! Каннингхейм был удивительным человеком. Романтик до корней волос, любитель приключений, писатель, свободолюбец. Отец - шотландский офицер, помещик, мать - дочь адмирала и наполовину испанка. Роберт поучился в Англии, Бельгии. Затем в 18 лет он переправился через океан в Латинскую Америку, где Роберт Бонтин превратился в дона Роберто. Он держал ранчо в Аргентине, занимался торговлей скотом в пампасах. По ходу дела он вернулся в Париж, где однажды катался верхом в садах Тюлери, лошадь понесла и чуть не угробила молоденькую девушку. Роберт конечно, сразу же в неё влюбился и тут же решил на ней жениться.

Это оказалась сбежавшая из дома 17-летняя соотечественница по имени Carrie Horsfall. Он повёз её в Лондон и, вероятно, дабы добиться благоволения своей матери, полуиспанки, которая держала литературный салон в столице, он представил родным свою избранницу как франко-чилийскую поэтессу по имени Gabriela de la Balmondière, трагически потерявшую родителей в Чили. Впрочем, это не помогло и согласия на брак от родных он не получил. Тем не менее они поженились, через 6 недель после первой встречи, и прожили счастливо вместе 29 лет. Интересная такая love story, со множеством ещё не разгаданных тайн и загадок. Короче, они снова отправились в Америку, торговали скотом в Техасе, участвовали в стычках с аппачи, а в Мехико дон Роберто даже давал уроки фехтования.

После десятка лет не совсем удачных затей в Америке Роберт Бонтин вернулся на родину и стал якшаться с социалистами, а также водиться с людьми литературы и искусства, благо его мать держала литературный салон в Лондоне. Начиная с этого времени и всю дальнейшую жизнь он на чём свет стоит клял империалистов, расистов и прочих живодёров. Очевидно, сей выходец из аристократической семьи в широкополой шляпе и с ножом гаучо под полой пиджака, разъезжавший верхом по Гайд-парку, нисколько не напоминал нормального холёного джентльмена викторианской эпохи и поступал наперекор устоявшимся нормам и правилам поведения.

В 1886 году с весьма радикальной предвыборной программой он прошёл в парламент, где всем задал жару со своими социалистическими замашками. В 1887 году его временно отстранили от заседаний из-за ругательства - в общественном месте в Парламенте! - "чёрт возьми" (damn). Каннингхейм участвовал в митингах и демонстрациях типа "Occupy Trafalger Square", сидел за это в каталажке, выступал против нещадной эксплуатации рабочего класса. Вот такой был благонравный член Палаты Общин от Шотландии.

Романтик, писатель

В 1886 году Каннингхейм участвовал в создании Шотландской Ассоциации за Автономию (Scottish Home Rule Association). Одновременно он пытался убедить своих коллег по парламенту в необходимости Шотландии иметь собственный парламент. Пока, впрочем, речь не шла об отсоединении от Англии.

С каждым днём взгляды Каннигхэйма становились всё радикальней. И в 1889 году вместе с некоторыми соотечественниками, включая Харди Кейра, он участвовал в съезде Второго Интернационала в Париже. В следующем году в Кале Роберт Бонтин до того довыступался на митинге, что французы сочли его за отъявленного революционера и выдворили из страны.

В 1892 он проиграл выборы и больше не участвовал в работе парламента и не шокировал достопочтенных джентльменов своими свободными манерами. Зато в 1993 году он помог Кейру Харди создать Независимую Лейбористскую партию (Independent Labour Party) и войти тому в британский парламент.

Вдохновенный оратор

Всю жизнь Каннингхейм был физически активен, и на девятом десятке запросто катался верхом. Причём 20 лет он проездил на лошади, купленной у Трамвайной Компании Глазго. До последних своих дней он также писал повести и рассказы, каковых у него за целую жизнь набралась целая уйма.

Неутомимый наездник



Лейбористы больше не союзники

Возвращаемся к Шотландской Лейбористской партии, созданной в 1888 году Кейром Харди и Каннингхеймом. В своей программе они планировали ни много ни мало как национализировать землю, отменить Палату Лордов, независимость Церкви от государства и наоборот и, конечно же, установить шотландскую автономию. В 1893 году вместо этой партии Кейром Харди сотоварищи была создана Независимая Лейбористская Партия (Independent Labour Party). Неутомимый лейборист Кейр Харди в 1900 году основал новую партию, уже во всебританском формате, которая с 1906 года стала называться Лейбористская партия (Labor Party). Ну и естественно, Кейр Харди был озабочен теперь исключительно борьбой за права рабочего класса. А пролетарии всех стран, как известно, соединяйтесь. А потому идея автономии, а уж тем более независимости Шотландии, лейбористам всех мастей, в том числе и шотландским, была не интересна. А Харди в 1908 году ушёл в отставку и до своей смерти в 1916 году занимался другими пацифистскими проектами.

Последующие 50 лет шотландские лейбористы и консерваторы с переменным успехом бодались между собой за положенные Шотландии места в парламенте. Правда, местные лейбористы время от времени вспоминали об автономии, но это для них было не главное и делалось, похоже, лишь в собственных политических интересах.



Подъём националистического движения в Шотландии, Джон МакКормик

1-я мировая война задвинула идею автономии на второй план. Потом были трудные времена великой экономической депрессии. Конечно же Шотландии досталось поболе чем Англии. Ибо здесь доминировала тяжёлая индустрия и текстильная промышленность, которые более всего и пострадали из-за растущей конкуренции. Безработица просто зашкаливала. Так, в 1931 году 2/3 судостроителей Клайда сидели без работы. Люди уезжали в деревню, то бишь в Америку, в Австралию. Ужас! Дружно всем миром искали виноватого. И вот среди шотландцев пошли разговоры, что виноват во всём Лондон, который пренебрегает их интересами. Вновь началось движение за автономию.

В 1928 году молодой Джон МакКормик (John MacCormick), едва окончивший университет Глазго, но уже обладавший блестящим организаторским талантом и националистическими замашками, объединил различные националистические группировки, которые образовали Национальную Партию Шотландии (National Party of Scotland). Не обошлось сие событие и без участия Каннингхейма. А сам МакКормик получил кличку "Король Джон". Ибо как-то на одном из жарких митингов полемисты его спросили, останется ли независимая Шотландия монархией или превратится в республику. На это Джон МакКормик в шутку ответил, что королём будет он. Поскольку многие члены партии пугались независимости, то МакКормику пришлось смягчить политику партии и остановиться на требование автономии.

1928 год, Глазго - герцог Монтроуз, Комптон Маккензи, Каннингхейм Грэм,
Кристофер Мерри Грив, Джеймс Валентайн и Джон МакКормик на собрании
Национальной Партии

Лондонскому правительству, видя куда дело клонится, пришлось кинуть собачке косточку и расширить в 1928 году полномочия министра и министерства по делам Шотландии.

Тем не менее, косточка была быстро обглодана и вновь раздалось раздражённое рычание. Так в 1932 году некоторые бунтари из юнионистской партии, которые стояли за то, чтобы в рамках Империи образовать шотландский парламент, создали Шотландскую Партию (Scottish (Self-Government) Party).



Появление Шотландской Национальной Партии (Scottish National Party)

Наш Роберт Бонтин Каннингхейм Грэм ухватил кота за хвост и как-то сумел найти компромисс между этими двумя националистическими партиями, объединить их и в 1934 году образовать Шотландскую Национальную Партию (Scottish National Party). Сам Каннигхейм стал Президентом партии. Однако в 1936 году в возрасте 83 лет он поехал навестить друга в Южную Америку, подхватил пневмонию и почил. Но партия его осталась и угрожающе крепчала.

А потому Вестминстер вынужден теперь был швырнуть шотландской колли более смачный кусок. В виде небольшой децентрализация власти, так сказать. В 1939 году министерству по делам Шотландии были переданы некоторые полномочия по части полиции, здравохранения, сельского хозяйства и образования. Лишь бы колли не тявкали. Тогда же штаб-квартира этой деятельной конторы переехала в Эдинбург во дворец имени святого Андрея (St.Andrews House).

Но опять разразилась война, 2-я мировая, которая снова затмила националистическое движение. Шотландцы вновь почувствовали себя Британцами, особенно в армейских рядах. Не до жиру... В 1942 году меньшевик МакКормик с некоторыми другими умеренными членами SNP, предпочитавшими автономию, покинули партию большинство в которой составляли большевики, жаждавшие полной независимости. МакКормик же принялся за организацию Шотландскую Конвенцию (Scottish Covenant Association), неправительственной организации, выступавшей за автономию Шотландии, и встал в ряды Либеральной партии.

С 1942 по 1945 лидером SNP считался Профессор Дуглас Янг (Professor Douglas Young), который в 1938, будучи лейбористом, стал ещё и националистов. Два в одном. Янг и в самом деле был большой человек, 2 метра ростом. Но он отказался вставать в ряды военнообязанных и призывал всех шотландцев последовать его примеру. Это в годы-то войны! Решил откосить, значит. Может, боялся, что с его ростом в окопе не поместится. А потому по большей части просидел всё это время не в окопе, а в каталажке. А по правде, он считал, что Акт Унии 1707 года не позволял привлекать шотландцев к службе в рядах британских ВС за пределами своей страны. А потому и сидел в камере и читал пацифистские книжки на греческом и латыни. Он ведь был профессор! А однопартийцы тем временем устраивали серенады с волынками под стенами его тюрьмы. В начале 1944 года его выпустили и он на радостях чуть было не прошёл в парламент. В 1948 году в SNP запретили двойное партгражданство и Профессор Янг покинул партию.

Профессор Дуглас Янг

SNP тем временем оставалась не очень популярной партией. И потому им всё никак не удавалось избраться в парламент. В 1945 году их кандидат Роберт МакИнтайер (Dr Robert McIntyre) чуть было не прошёл, но, увы, не сложилось. Конечно, раз Профессор не прошёл, то уж Доктор тем более.

Роберт МакИнтайер

в 1948 году полномочия шотландской комиссии (Scottish Standing Committee) ещё были чуть расширены. Но несмотря на это, шотландские националисты запустили движение "Scottish Covenant" за создание шотландского парламента, но в рамках UK. Компания была широкомасштабной, и к 1950 году почти 2 млн. подписей были собраны по всей Шотландии.

А SNP достигла небывалой популярности - её поддерживал уже почти 1% избирателей. Дело оставалось за малым. И вскоре националисты провели новую пиар-акцию, нахальную и дерзкую, которая потрясла весь цивилизованный западный мир. Восточный был занят в это время другими проблемами.



Похищение века. В ночь перед Рождеством.

Как всем прекрасно известно, так называемый Скунский Камень (Scone Stone или Stone of Destiny), на котором издревле короновали на царствование шотландских королей, этот символ шотландской государственности, по приказу коварного английского короля Эдварда I в 1296 году был переправлен в Лондон и помещён в Вестминстерское аббатство в основание кресла для коронаций английских монархов. Дабы символизировать верховенство английских монархов над Шотландией.

1296

И вот как-то в ночь на Рождество в 1950 году сторож совершал обход огромного зала Вестминстерского аббатства и вдруг - к своему великому ужасу! - заметил, что под креслом короля Эдварда на той полке, где всегда, на протяжении шести с половиной веков покоился тяжёлый, в полтора центнера весом Скунский Камень, зияет пустота, а закрывавшая его с боков деревянная решётка разломана. Доблестный страж сразу же оповестил полицию о сём вопиющем святотатстве.

вот так он и лежал а камушек-то тю-тю

Полицейские сработали оперативно. Все выезды из Лондона были перекрыты блок-постами. Граница с Шотландией и Уэльсом была перекрыта. Но Камень как сквозь землю провалился. День шёл за днём. Король Джордж VI уже дышал на ладан, и уже пора было задуматься о коронации нового монарха. А камушек-то тютю. А без него коронация вряд ли имела бы легитимность. Один американский монументальный скульптор даже взялся сваять копию Камня Судьбы и подарить его "английскому народу". В январе 1551 года один журналист поехал на остров Айона, усыпальницу шотландских монархов и знаковое место для шотландской государственности, в надежде, что Камень находится там. Камня он не нашёл, зато встретил довольно улыбающихся местных жителей. А мировые издания пестрели заголовками "Святотатство в Вестминстере!", "Дикое и низменное преступление!"

Английские шерлоки холмсы догадались посетить шотландские библиотеки и опросить персонал, не интересовался ли кто за последнее время Скунским Камнем и Вестминстерским Аббатством. И вот в Глазго в библиотеке Митчелла удача им улыбнулась и они вышли на некоего Иана Гамильтона (Ian Hamilton), который в прошедшем году штудировал всю литературу про Аббатство. Вскоре фараоны вычислили ещё троих человек, вовлечённых в дело. Все четверо были студентами и являлись членами SNP. Полицейские поехали к родителям одной из подозреваемых - Кей Мэтсон (Kay Matheson) на ферму на севере Шотландии и перевернули там всё вверх дном в поисках Камня. Потом допросили всех четверых: Иана Гамильтона, Кей Мэтсон, Алана Стюарта и Кэвина Вернона. Но те не кололись. А прямых улик у полиции не было.

Но вот в апреле 1951 года двум городским советникам из городка Арброт (Arbroath), которые были известны своими националистическими взглядами, позвонили неизвестные и назначали им встречу у ворот старинного, разрушенного ещё в годы Реформации Арбротского аббатства.

Когда 11 апреля два городских чиновника прибыли к назначенному месту, то через некоторое время появились трое молодых людей. Вместе они перенесли Скунский Камень в аббатство и поместили его в то место, где когда-то находился главный престол. После этого молодые люди убыли в неизвестном направлении. Музейный хранитель аббатства запер ворота и встал на страже, а чиновники, как добропорядочные граждане, направились в полицию и заявили, что Камень Судьбы находится в аббатстве под охраной сторожа.

аббатский хранитель: "а я камушек нашёл!"

Полиция скоро прибыла на место и забрала Скунский Камень под охрану. Примечательно, что хотя и хранитель аббатства и два городских советника говорили о благочестивом поведении молодых людей на территории святого места, но хоть убей не могли вспомнить, как те выглядели.

Так как же все было на самом деле? Действительно, эти молодые люди, которых подозревала полиция, покусились на святое и спёрли Скунский камень из Вестминстерского аббатства, к чему они долго готовились. Их вожак Иан Гамильтон, который, кстати, изучал право в университете Глазго, прочёл предварительно множество литературы про Вестминтстерское аббатство, специально ездил в Лондон и исходил зал аббатства вдоль и поперёк, высматривая и выглядывая. И ему удалось обнаружить, что одна из боковых дверей была сделана из мягкой сосны, а не крепкого дуба, как остальные двери. Однажды в ходе своих "экскурсий" он так увлёкся, что задержался после положенного времени и был обнаружен сторожем. И будущему адвокату пришлось притвориться пьяным заблудившимся посетителем. Наивный сторож вывел "пьяного" юношу наружу и даже дал монетку на дорогу, не догадываясь, что этот тип получил от Джона МакКормика, ректора университета Глазго и одного из лидеров шотландских националистов, 50 £ и, как законопослушный будущий юрист собирался потратить эти деньги на ограбление Вестминстерского аббатства.

И вот, рано утром 24 декабря четверо компаньонов выехали на двух автомобилях в направлении Лондона, куда они и прибыли через 20 часов, изрядно продрогнув в неотапливавшихся тогда авто. Пока добрые христиане сидели за Рождественским столом, трое злоумышленников оставили девушку в одной из машин с включённым двигателем, а сами под покровом темноты отжали ломом обнаруженную Ианом сосновую дверь и проникли во внутрь. Они сразу направились к Креслу для коронаций, не без труда сломали деревянную решётку и попытались вытащить Камень. Но он оказался неожиданно тяжёлым, о чём наши взломщики раньше и не думали.

Еле-еле они вытащили Камень из Кресла, но невзначай уронили такую тяжесть. При этом Камень сломал два пальца на ноге у одного из налётчиков и к тому же раскололся на две неравные части. С одной стороны, это было на руку похитителям, ибо облегчало задачу перетаскивания Камня в машину. Иан взял меньший камень и оттащил его в "Форд Англиа", где сидела Кей. Возвращаясь обратно, он услышал шаги полицейского. Иан вновь впрыгнул в машину, заключил девушку в объятия и стал осыпать её жаркими поцелуями. Полкамня лежала на заднем сиденье. Когда подошедший полицейский поинтересовался, что они тут делают - глупец, как будто было не видно, чем они занимались! - молодая пара посетовала, что никак не может найти дешёвую гостиницу для ночёвки.

Полицейский ушёл, Иан направился в собор, а Кей повезла прочь Полкамня, укрытого одеялом. Иан вернулся к Креслу и увидел, что его напарнички слиняли. Тогда он снял пальто, положил на него вторую половину Камня, выволок её наружу и запихал в машину. В этот момент - как раз вовремя! - как из-под земли выросли Стюарт и Вернон. Все трое сели в машину и укатили прочь.

Кей Мэтсон повезло больше. Она выехала раньше, к тому же одинокая девушка не вызывала особых подозрений, ибо на блок-постах никому и в голову не пришло, что такое хрупкое создание могло уволочь тяжеленный Камень. Ей удалось выехать из Лондона и пересечь границу с Шотландией, после чего она направилась сразу на родительскую ферму в Вест-Россе.

А вот юноши вынуждены были закопать свою половину Камня на пустом поле недалеко от Лондона, к югу. Через несколько дней они вернулись обратно и обнаружили, что на поле разместился цыганский табор. Но каким-то образом им удалось выкопать Полкамня и переправить его в Шотландию, где в первую очередь они обмыли это событие, да и сам Камень в виски. Потом они склеили обе половины Камня клеем "Момент", где-то его сховали и ждали развития событий.

После того, как их вычислили, допросили и, вероятно, взяли подписку о невыезде, наши взломщики сочли, что уже наделали немало шума, а значит, пиар-акция удалась на славу. Ведь они обратили внимание на вопрос шотландской независимости всего мира! Не говоря уже, что встрепенули самих шотландцев и поставили на уши англичан. Дальше прятать Камень не имело смысла, и они аккуратно, через посредников вернули его. Хотя прямых улик было недостаточно, но угроза уголовного преследования висела над романтиками-националистами. Все в принципе догадывались, что это именно они похитили Скунский камень. Когда пошли слухи о привлечении их к ответственности, толпы шотландцев вышли на улицы протестовать. К тому же, если передавать дело в суд, то возникал бы весьма неудобный для Англии и для королевской семьи вопрос о правомочности нахождения Камня Судьбы в Англии. Ведь Эдвард I увёз его из Шотландии незаконно, без согласия шотландцев! Конечно, если бы дело было в 14-ом или 15-ом веках, то с этой дерзкой четвёркой долго бы не церемонились и как минимум бы четвертовали, предварительно испробовав на них все инструменты средневековых пыток. А так... Кстати, Иан Гамильтон стал видным юристом. А в 2008 году про эту историю вышел британо-канадский криминально-драматически-приключенческий фильм "Камень судьбы" (Stone of Destiny), где в финале для большего драматизма главных героев сажают в тюрьму, чтоб другим не повадно было.

Для справки, в 1996 году в надежде чуть поумерить пыл шотландского шовинизма, британское правительство приняло решение передать Скунский Камень на хранение в Шотландию, при условии, что шотландцы обязуются предоставлять его Англии для очередной коронации. 15 ноября 1996 года Камень торжественно въехал в Шотландию и был помещён в Эдинбургском замке.



Война почтовых ящиков

В 1952 огромное цунами оскорблённого национального достоинства прокатилось по Шотландии, сметая со своего пути все новые почтовые ящики. А началось всё с того, что в феврале этого года английский король Георг VI почил после долгой и продолжительной и на трон взобралась 25-летняя королева Елизавета.

Всё бы ничего но она вздумала взять себе королевскую монограмму "EIIR". Т.е. королева Елизавета II, по-латыни. Вроде, чего такого. Но загвоздка в том, что Елизавета I никогда не была королевой Шотландии. На это сразу обратили внимание. А наш Джон МакКормик, который выше по тексту уже не раз засветился в связи с причастностью к шотландскому национализму, будучи в это время ректором университета Глазго, в феврале 1953 года подал иск против Лорда-адвоката с требованием признать незаконным Елизавете II называться Второй. По идее, она должна была бы зваться Елизавета II Английская и I Шотландская.

Самый честный и беспристрастный английский суд отверг иск МакКормика, признав правомочность Елизаветы называться Второй всегда и везде. Ну, а кто же сомневался? Шотландские националисты, как и следовало ожидать, вознегодовали и начали боевые действия против... ящиков королевской британской почты (Pillar Box War) с помощью всех подручных средств: краска, дёготь, молотки и т.п. Ибо на этих бедных, ни в чём не повинных ящиках к тому моменту уже красовалось изображение "EIIR".

в Англии в Шотландии

В этой войне почтовые ящики позорно проиграли, и в ходе ротации на шотландской территории они были заменены ящиками с изображением просто короны Шотландии, которая несколько отличается от английской.

Надо заметить, что войну шотландцы вели благородно, на своей территории. А не поехали в Лондон перекрашивать Биг Бен в бело-синие цвета шотландского флага... как некоторые. А в народе стали слагать героические баллады про славные подвиги отважных патриотов-вандалов. Как вот, например, эта песня Sky High Joe.

O, Sky-High Joe wis on the go, some gelignite tae buy,
So he goes tae the Carron Iron Works tae get a guid supply:

Ricky doo dum day, doo dum day,
Ricky dicky doo dum day.

"O Ah want it for a special job, and Ah want the real Mackay,
Are ye shair yuir gelignite ignites?" - an the foreman says: "Och Ay!"

When the Pillar Box sees Sky-High Joe, it blenches deidly pale;
"Staun back, staun back, wi yuir hair sae black, for Ah dinnae want yuir airmail"

But Sky-High Joe wis on the go, he wis oot to mak' some news,
And so he posts his "Coupon", wi' a yaird o' fizzin' fuse:

As he wandered back across the road, he tellt the cops "Good night!
Ah wadna stand sae near the box, for yon wis gelignite."

A minute later aff it went, wi' a flashing an' a thump,
An noo they've carried the bits awa' tae the Corporation Dump:

The bottom bit wis staunin there, aa ragged-edged an sherp,
But the lid wis in St. Peter's hauns - he wis playin it like a herp:

They say that on the folliean day, pit there tae get their rag,
Upon the mound o rubble, wis a wee bit Scottish Flag:

-------------------------------



SNP проходит в парламент

В 60-х годах в Шотландии было не очень весело. Безработица зашкаливала. Причём её уровень был в 2 раза выше, чем в "братской" Англии. Разумеется, шотландцы опять вспомнили, что виной всех их проблем является правительство в Лондоне, которое пренебрегает интересами Шотландии в угоду англичанам. Недовольство витало в воздухе. SNP мало-помалу начинала приобретать популярность. И не удивительно, нам с вами, хотя для некоторых это стало как гром среди ясного неба, что в 1967 году в Гамильтоне, всегда, в общем-то, лейбористском городе, на парламентских выборах победила кандидат от SNP Винни Юинг (Winifred Margaret 'Winnie' Ewing).

Дабы отметить эту знаковую победу - появление представителя SNP в парламенте, - националистами в Гамильтоне на радостях был сожжён флаг Британии. А миссис Юинг славилась своим красноречием. Так, например, она изрекла, что рано или поздно но Шотландия займёт своё законное место в ООН - между Саудовской Аравией и Сенегалом (Saudi Arabia - Scotland - Senegal).

Видя растущую популярность SNP, шотландские лейбористы и даже консерваторы вновь включили в свои программы требование шотландской автономии. И вот уже в британском правительстве и парламенте начали образовываться разные там комиссии по рассмотрению вопроса дальнейшей децентрализации власти для Шотландии. Однако на выборах 1970 года SNP вчистую провалилась, и, почувствовав слабость конкурента, другие партии разом "забыли" про автономию.



Всё дело в нефти!

Вот именно! Раньше шотландцы были горды и рады чувствовать себя частью растущей и богатеющей Империи и на этом скоростном поезде лететь вперёд в светлое будущее. Но теперь Империя приказала долго жить и ЮК начало искать внутренние резервы. И таковыми оказались месторождения нефти и газа на шельфе Северного моря - на шотландском шельфе. Начиная с конца 60-х, нефтянка в Шотландии развивалась, как по цепной реакции, а буровые платформы в Северном море росли, словно грибы после дождя. Абердин превратился буквально в чёрнозолотой Кландайк, ибо стал центром нефтяной индустрии Шотландии.

Однако нефтедоллары, точнее - нефтефунты, шли в общаг Соединённого королевства. А тут ещё в 1973 году разразился первый нефтяной кризис. Нефть взлетела до 15 долларов за баррель, начались проблемы в экономике, безработица и, конечно, брожение умов.

"Не, - сказали в SNP. - Дружба дружбой, а табачок врозь." И на выборах в 1974 партия выдвинула исключительно удачный лозунг - "Это Шотландская нефть!" Ибо тут же у всех шотландцев жадно заблестели глазки, потекли слюнки, и они сразу же вспомнили про былую свою независимость. А потому звезда SNP стала подниматься над небосклоном, как нефтяные вышки из моря, и на выборах радикальные националисты получили 7 мест в феврале, а в октябре уже 11.

Разумеется, другим шотландским партиям, дабы не отстать от чаяний избирателей, тоже пришлось вспомнить про децентрализацию власти, успешно ими забытую 4 года назад. Так, в 1978 году правящая Лейбористская партия провела в Парламенте Акт о воссоздании Шотландской Ассамблеи (Scottish Assembly) - государственного органа, который занялся бы рассмотрением вопросов передачи Шотландии некоторых элементов самоуправления. Но чтобы Акт вступил в силу, надо было согласие шотландцев. И вот в 1979 году в Шотландии состоялся референдум по этому вопросу, и 51,6% пришедших к урнам поддержали создание Ассамблеи. Но Акт был с подвохом, ибо проголосовавших за Ассамблею должно было быть не менее 40% от общего числа избирателей (весьма демократичный подход!), а их оказалось лишь 32,9%, поскольку голосовать явились только 64%. Таким образом, этот Референдум, первый по счёту, провалился. Хотя SNP на нефти слегка приблизилась к власти.



Смена поколений - Алекс Салмонд (Alexander Elliot Anderson Salmond)

Салмонд вступил в SNP в 1973 году, ещё будучи 19-летним студентиком в Сент-Эндрюсе. Через 6 лет он присоединился к левому крылу партии "Группа 79" социалистическо-республиканской ориентации. Сразу видно, куда его тянуло - налево. Одно время их даже выгнали из партии. Правда, только на один месяц.

смена поколений: Алекс Салмонд / Винни Юинг

В партии Салмонд был не по годам активен и поднимался в партийной иерархии всё выше и выше. А в 1987 году он так вообще прошёл в британский Парламент. И в 1990 году SNP большинством голосов выбрала Алекса Салмонда своим лидером. А вот старушка Юинг на тех партийных выборах не смогла составить конкуренции молодому коллеге. Возраст, мэм, возраст.



Явление Шотландского Парламента народу

Тем не менее, несмотря на приход такого харизматичного и деловитого лидера, SNP всё никак не удавалось увеличить свою долю мест в Парламенте. В 1997 году на парламентских выборах прошло только 6 их представителей. Даже меньше, чем в 1974. А с оглушительным успехом везде в ЮК победила Лейбористская партия. Она же выполнила своё предвыборное обещание и инициировала проведение референдума о шотландской автономии (Scottish devolution referendum, 1997). В этой кампании их поддержали SNP, либералы и зелёные, в то время как консерваторы выступили против. И вот 19 сентября 1997 года в Шотландии состоялся второй Референдум. На нём было два вопроса. 1. Вы согласны, что должен быть Шотландский Парламент? 2. Вы согласны, что у Шотландского Парламента должны быть налогоустанавливающие полномочия? На оба вопроса шотландцы уверенно ответили "да". И лейбористскому британскому парламенту не оставалось ничего другого, как принять постановление о создании в Шотландии её собственного парламента. Это случилось 17 ноября 1998 года. А в мае 1999 года состоялись первые за последние почти три века выборы в Шотландский Парламент.

7 мая 1999 года в Шотландии появился первый свой Первый Министр. Им стал старина Дональд Дьюар, до того работавший Государственным секретарём по делам Шотландии в кабинете Тони Блэра. А 12 мая состоялось первое заседание Парламента Шотландии. Председательствовала в тот день, как положено, старейший член Парламента - Винни Юинг. А открывала его старушка-королева.

Дьюар / королева - "Hi! Всем привет!" Джеймс Бонд / Шон Коннери - "Не подкачайте, старички..."

Но Дьюар подкачал и в следующем году, не вынеся тяжёлого бремени Первого Министра, преставился. Впрочем, лейбористы быстро нашли нового Первого Министра - Генри МакЛейша. Но конец лейбористического правления был уже не за горами.

Ибо тем временем Алекс Салмонд копил силы, набирал популярность и готовил свою партию к прорыву. Националист Салмонд является также чуть-чуть оппортунистом и в некотором роде социалистом. Так, он стал одним из немногих политиков в UK, кто выступил против бомбёжек Сербии силами НАТО. Наш человек! Салмонда, конечно же, избрали в Шотландский Парламент в 1999 году. А в 2000 году по внутрипартийным причинам ему пришлось уступить место лидера SNP Джону Свини (John Swinney). В 2001 году он вообще покинул Шотландский Парламент и перебрался на работу в британский, где представлял SNP и выступал против участия UK во вторжении в Ирак в 2003 году. Салмонд во всеуслышание заявлял, что высказывания премьера Тони Блэра о наличии в Ираке оружия массового поражения служили для запудривания мозгов людям. Он в открытую утверждал, что Тони Блэр и Джордж Буш заключили пакт о нападении на Ирак... во что бы ни стало. Кстати, в феврале 2014 года он признался, что ему нравятся "некоторые аспекты в президенте Путине". В общем, в доску свой парень.

Итак, в 2004 году он вновь возглавил SNP и в следующем году опять избрался в британский Парламент. Но в 2007 решил вернуться в Шотландский Парламент в надежде привести свою партию к решительной победе. Действительно, SNP победила лейбористов, хотя и с минимальным преимуществом - со счётом 47:46, закончив их победную серию из 9 лет. Салмонд тут же стал Первым Министром. А SNP начала готовить почву для Референдума о независимости. Но поскольку националистам не удалось обеспечить себе большинство в Шотландском Парламенте, то идею о Референдуме пришлось отложить до новых выборов в 2011 году.

В предвыборной кампании Салмонд пообещал в случае победы кровь из носа организовать Референдум о независимости Шотландии. И SNP взяла большинство мест в Парламенте. В начале следующего года британское правительство уполномочило Шотландский Парламент на организацию и проведение Референдума о независимости. Попробовали бы не уполномочить! Но переговоры между британским и шотландским правительствами велись ещё несколько месяцев, дабы уточнить и согласовать все условия проведения Референдума. И вот в октябре 2012 года между ними было подписано Эдинбургское Соглашение о проведении Референдума о независимости Шотландии. он был назначен на 18 сентября 2014 года. Сторонники независимости объединились под лозунгом "Yes Scotland". SNP поддержали зелёные и социалисты. А вот юнионисты под лозунгом "Better Together" сплотили в своих рядах лейбористов, консерваторов и либерал-демократов, которым вполне хватало автономии.

Ну, а теперь немножко о грустном. Ибо непросто будет шотландцам добиться независимости. Потому как это крайне невыгодно богатеньким заправилам мирового порядка, которые сидят сами знаете где. Что, не знаете? Подсказка: "на другом краю лужи". Догадались? Правильно, тама они давно и обосновались. Они будут мешать всеми правдами и неправдами и ставить палки в колёса славному делу воссоздания независимого шотландского государства. Ибо, если вдруг не дай боже сие событие произойдёт, то оно:

1. Ослабит надёжный оплот Штатов в Европе - Британию, и экономически и политически.
2. Ослабит НАТО, ибо Британии придётся вкладывать миллиарды фунтов в подыскивание другого местечка для базы своих подводных лодок с Трайдентами, которая ныне уютно расположилась во впадающем в Клайд фиорде.
3. Нанесёт Штатам и НАТО, не сумевшим сохранить целостность своих рядов, огромные имиджевые потери и ещё более подорвёт их авторитет и влияние в мире.
4. Приведёт к подъёму националистических движений в Западной Европе, что также не будет способствовать укреплению Северо-Атлантического Альянса.
5. Ну и, наконец, если в независимой Шотландии возобладает левоцентристкое течение, лидером которого вполне мог бы стать Алекс Салмонд, это может изменить весь политический расклад в Западной Европе.
6. Да, и ещё забыл. Про старушку королеву. Ей есть чего бояться. Сегодня она глава Австралии, Великобритании, Канады, Новой Зеландии, Северной Ирландии и ещё доброго десятка государств. С достаточно весомыми полномочиями. И одна из богатейших людей в мире. А теперь представьте - Шотландская Республика! Вот и королевская семья представила...

Нужна ли заокеанским властителям такая кость в горле... или колючка чертополоха в седалище? Будут ли они использовать все возможные и невозможные способы, законные и незаконные средства, дабы не отпустить Шотландию в свободное плавание? Как вы считаете?


на главную страницу