К оглавлению

Глава 20. Якобитская заварушка и как 300 спартанцев-испанцев пытались устроить рейдерский захват в Шотландии (1719).
Венец делу конец. Возвращение блудного мужа.

Как мы помним из предыдущей серии, собранный в Кадизе в феврале 1719 года и направлявшийся в Англию для высадки большой диверсионной армии испанский флот был размётан по морю ураганом. К двум кораблям графа Маришаля судьба оказалась более благосклонной, и в конце марта/начале апреля они благополучно добрались до Шотландии и бросили якорь напротив города Сторновей на острове Льюис. Под началом Маришаля находилось 307 бравых испанских конквистадоров из полка дона Николаса де Кастро (Don Nicolas de Castro Bolano).

Ха, да мы их шляпами закидаем!

Всё бы ничего, но Альберони ранее вздумалось подключить к шотландскому проекту обитавших во Франции шотландских якобитов. Резон в этом был. Жившие в эмиграции вожди горцев могли призвать свои кланы к вооружённой поддержке Якова. А потому 19 февраля кардинал тайно отправил младшего Кейта, Джеймса, с письмами и деньгами во Францию, дабы задействовать якобитов в эмиграции к восстанию в Шотландии. Прибыв в Париж, Джеймс Кейт сразу смекнул, что в благородном якобитском семействе нет согласия, оно разбито на фракции, и каждый тянул одеяло на себя в надежде получить от спонсоров больше грандов и полномочий.

В самого главного командира метил маркиз Туллибардин (William Murray, Marquess of Tullibardine), который участвовал в восстании Мара в 1715 году; а позже, уже во Франции, Яков назначил его главнокомандующим якобитскими вооружёнными силами, дабы потешить самолюбие последнего, и надеясь, что тому эта почётная должность никогда в жизни не пригодиться.

якобитский "главком" Вильям Мюррей

После споров и пререканий меж собой якобиты вроде как согласились отправиться в Шотландию. Джеймс Кейт зафрахтовал для них торговое судёнышко и отправил в Париж официальное приглашение прибыть всем в Гавр и занять места на борту корабля согласно купленным билетам.

19 марта они отплыли и, обойдясь без приключений, уже к началу апреля высадились на волшебном острове Льюис,

На острове этом всегда веселятся
И нет здесь печали, и нет здесь обид,
Ночами над островом звёзды кружатся,
И море спокойно о чём-то шумит.

где узнали, что в Сторновей уже прибыли 2 испанских фрегата под командой графа Маришаля.

Джеймс Кейт тут же поехал к брату поделиться новостями и предупредить о склоках в стане "французских" якобитов. На следующий день на испанские корабли неспешно подтянулись и остальные прибывшие из Франции якобиты.

Поначалу они решили, что главным среди них будет Маришаль. Затем состоялся военный совет во главе со старшим Кейтом, на котором якобиты приняли смелое решение не дожидаться десантирования Ормонда сотоварищи в Англии, а высадиться самим и захватить Инвернесс, насчитывавший гарнизон всего-то в 300 человек.

Любимый город может спать спокойно,
И видеть сны, и зеленеть среди весны.
Во век испанцам не добраться к Инверессу,
Им остаётся только наложить в штаны.

И тут началось! На следующий же день честолюбивый Туллибардин продемонстрировал всем приказ о назначении его якобитским "главкомом", выписанный им Яковом, и предъявил свои претензии на командование восстанием.

Маришаль не стал ломать копья и оставил под своим командованием лишь испанцев. Но Туллибардин не успокоился и заявил, что категорически против покидания чудесного острова Льюиса и предпочитает ждать у моря погоды, т.е. сначала дождаться высадки Ормонда в Англии. Однако большинство компаньонов его не поддержало и склонилось к плану Кейта – высадиться и идти на Инвернесс.

И вот 4 апреля два испанских фрегата снялись с якоря и направились в сторону Кинтайла (Kintail - горный массив к северу от дороги с острова Скай). Но с ветром им не повезло, и они причалили около селения Герлох (Gairloch), что находится миль на 40 севернее. Отсюда якобиты отправили одного из своих, Глендаруела (Colin Campbell of Glendaruel), известить вождей кланов о прибытии испанской бригады.

6 апреля испанские корабли вновь отплыли из Герлоха, но шторм опять угнал их обратно к чудесному острову Льюис. Чем не Божье предупреждение! И лишь 13 апреля якобиты с испанцами смогли таки высадиться на берегу озера-фьорда Алш (Loch Alsh), откуда через горы Кинтайла лежал путь к Инвернессу.

трудна дорога к Инвернессу

На следующий день к ним присоединился Глендаруел, принеся вселяющую осторожный оптимизм новость о том, что горские вожди готовы поднять своих людей как только до них дойдёт весть о высадке Ормунда в Англии.

Якобиты обосновались в одном из знаковых сегодня шотландских замков - Эйлен Донан (Eilen Donan), который в те времена принадлежал вождю клана Маккензи графу Сифорту (William Mackenzie, 5th Earl of Seaforth). Сам Сифорт был в числе прибывших из Франции и, будучи хозяином в тех краях, не только предоставил свой замок товарищам якобитам, но и быстренько поставил под ружьё 500 ни в чём не повинных одноплеменников Маккензи.

На состоявшемся 17 апреля военном совете Маришаль предложил не сачковать, а с имевшимся силами немедля выступить к Инвернессу. В то время как Туллибардин и Глендаруел не хотели рисковать, призывали к благоразумному ожиданию высадки Ормонда и, похоже, склонили большинство в свою пользу.

20 апреля прибыли вожди Кланраналдов (Ranald MacDonald of Clanranald) и Кэмеронцов Лохила (John Cameron of Lochiel) с небольшим количеством своих людей. Вся честная компания прождала ещё несколько мучительно тянувшихся дней.

Но вот, наконец, пришла долгожданная новость об интервенции Ормонда, хотя в совершенно не том виде, в каком её ожидали. Большинство якобитов пало духом. Туллибардин еле сдерживал себя, что бы тут же не сесть на испанский фрегат и вернуться на гостеприимный континент. Маришаль был в восторге от такой «храбрости» компаньона и, вспомнив опыт великих полководцев и возомнив себя одним из них, как поставленный над испанцами начальник отдал приказ кораблям возвращаться обратно в Испанию. Хотя Туллибардин и пытался было этому воспрепятствовать, но испанские капитаны предпочли чётко выполнить приказ и убраться восвояси от греха подальше.

- Скорее домой, амигос, пока английский флот не нагрянул.

Сожжённые Маришалем мосты заставили якобитов взяться за дело: они обустроили в замке Эйлен Донан свою базу, складировали там привезённые оружие и порох под охраной гарнизона в 40 испанцев-спартанцев. А другой отряд отправился делать схрон в ближайших горах, после чего все оставшиеся силы якобитов выдвинулись в горы Кинтайла.

Английская контрразведка про всё это пронюхала и в начале мая 5 английских военных кораблей прибыли в район острова Скай, 3 из которых (HMS Worcester, HMS Flamborough и HMS Enterprise) направились к замку Эйлен Донан. В воскресенье 10 мая рано поутру английский командующий капитан Бойл отправил в замок парламентёра с требованием сдаться. Но испанцы, вероятно, заподозрив подвох и не веря в благородство английской души, открыли огонь по лодке с переговорщиком, так и не выслушав милостивое предложение капитана Бойла о капитуляции.

Что ж, не хотите по-хорошему, будет по-плохому. И английские корабли принялись нещадно и преспокойно, как в тире, расстреливать замок из своих пушек, продолжая заниматься этим весёлым занятием несколько часов кряду.

шотландский тир для английских фрегатов

После того как замок был безнадёжно - на целых два столетия – разрушен, штурмовая партия на двух лодках, почти не встретив сопротивления, без проблем захватила то, что осталось от замка, со всеми запасами пороха, а доблестные испанцы-спартанцы храбро и с большой готовностью сдались в плен, а с ними за компанию и несколько горцев. Порох англичанам был не нужен, и оставлять его якобитам тоже было нерезонно, а потому - ба-бах! - остатки замка взлетели на воздух.

- Да, были люди в наше время,
Не то, что нынешнее племя...

Тем временем якобиты окапывались в горах, а точнее в долине Гленшил Glen Shiel, которая протянулась от озера Loch Duich до озера Loch Cluanie, всего милях в 12 от замка Эйлен Донан. Туллибардин выступил с инициативой поднять горцев на священную борьбу. Однако слух о провале миссии Ормонда дополз уже до всех уголков горной Шотландии, и потому воззвание Туллибардина большого эффекта не имело. Всего лишь где-то около 1000 самых задиристых горцев примкнуло к якобитам.

Правительственные войска готовились покончить раз и навсегда с наглыми якобитами. Гарнизон Инвернесса был усилен. А 5 июня правительственный отряд под командой генерала Уайтмана (Joseph Wightman) в составе 850 пехотинцев, 120 драгун, 130 горцев и 4 пушек выдвинулся к изголовью Лох-Несса. 9 июня они подошли к Гленшил, а 10-го утром атаковали позиции якобитов.

- Ату их, ату!

Не вдаваясь подробности, скажу лишь, что благодаря численному преимуществу и перевесу в вооружении правительственному отряду удалось сломить сопротивление якобитов. Причём первыми дрогнули горцы и начали отходить в горы. Испанцы держались стойко, но, видя такое дело, тоже стали отступать, хотя и в последнюю очередь, прикрывая, таким образом, отход всех якобитов.

В общей сложности сражение, если его можно так назвать, длилось 3 часа. Армейцы пытались было преследовать якобитов, но в горах делать это было трудно, к тому же скоро наступила ночь. И противники расположились на отдых. Во время ночного перекура лидеры якобитов пришли к выводу, что шансов на победу не осталось и пора сматывать удочки. Решено было, что испанцам лучше сдаться в плен – как иностранным военнопленным их жизни ничего не угрожало, - а остальным, дабы избежать виселицы, лучше под покровом тумана разбежаться в разные стороны. Так они и поступили.

Таким образом, Яков на свой 31-й день варенья подучил самый прекрасный подарок, какой он только мог желать - конец якобитских надежд в Англии и Шотландии.

А победители, потерявшие 21 человека убитыми и 121 ранеными, с удовольствием прогулялись по окрестностям, где обитали Маккензи графа Сифорта, и в отместку устроили костёр из тех жалких лачуг, в которых проживали участники бунта.

У якобитов, в отличие от правительства, статистики не велось, и потому потери их точно не известны. Вероятно, где-то около сотни. Туллибардин и Сифорт получили ранения, но, как и все якобитские лидеры, в последующие дни и месяцы успешно смылись на континент.

А 274 храбрых испанских военнопленных были доставлены в Эдинбург и посажены под домашний арест. Старшим чинам даже позволили свободно разгуливать по городу. Сердобольные горожане из числа зажиточных, понукаемые духом наживы, выделили испанцам потребительский кредит на одёжку и прочие увеселительные цели. В октябре, насладившись достопримечательностями шотландской столицы, испанцы благополучно отчалили домой. Неизвестно, правда, полностью они погасили потом кредиты или нет.

Благодарные горцы прозвали ту гору, около которой происходила битва, Sgurr nan Spainteach, что означает Пик испанцев.

гора испанцев-спартанцев

Яков и герцог Ормондский ошивались ещё в Испании, когда пришло известие о неудаче в Шотландии. А кто и сомневался! Альберони подумывал было о подготовке новой интервенции в Англию, а Ормонд в свою очередь предложил опять послать людей в Шотландию. Но в это время дела на континенте и разгоравшиеся военные действия между Францией и Испанией затмили этот проект. Ормонда отправили в Бретань мутить воду. Яков с облегчением вздохнул, поняв, что сильным мира сего уже не до него, и отбыл в Италию к жене, с которой ещё ни разу не встречался.

В Испании же король Филип, недовольный ходом военных действий, в декабре того же года уволил Альберони, причём без выплаты выходного пособия, а ещё через пару месяцев, в феврале 1720 года, вынужден был заключить с альянсом мирный договор - Гаагский мир (Treaty of Den Haag).

А несчастная новобрачная, Мария Клементина, первые три медовых месяца своего замужества провела в монастыре урсулинок в Риме, где ей, похоже, очень понравилось, но об этом позже. Папа предложил было предоставить в её распоряжение галеры и отправить в Испанию к благоверному. Но тот 14 августа сам отбыл с Пиренейского полуострова и уже через 11 дней, на сей раз обойдясь без приключений, заявился в Италию. А а ещё через 9 деньков молодожёны обвенчались ещё раз, на этот раз очно, чин по чину, и должны были жить весело и дружно и умереть в один день в предоставленном папой римском дворце. Этот испанский вояж стал последней заграничной турпоездкой якобитского "короля" Якова VIII/III.

Dominus vobiscum et cum spiritu tuo.

на главную страницу