Зачистка Горной Шотландии.
Колонизация по-британски или приватизация по-шотландски

На русском языке можно встретить понятие «очистка поместий» Горной Шотландии, что, на мой взгляд, есть обрезание дальше некуда. А потому я взял на себя труд обмусолить со всех сторон вопрос земельных отношений в Шотландии, в первую очередь, Горной (Highlands) и постараюсь кратко и доходчиво резюмировать.

Начнём с так называемой «очистки поместий» (до чего же уродливый ассенизаторский термин!). На английском языке это называется Clearances (Расчистка или, по-современному, Зачистка). Шотландские горцы зовут это дело Fuadach nan Gàidheal (Изгнание гэллов) - им и в самом деле есть на что обижаться.

В общем-то, в Англии, которая приютилась, как известно, к югу от Шотландии, сельскохозяйственная перестройка началась ещё где-то в 16 веке. Благодаря этому мне даже удалось как-то поправить свои незавидные школьные оценки по истории. Когда учительница спросила нас, как назывался процесс в с/х Англии в 16-17 веках, что мы проходили за год до того и уже успешно успели позабыть, я каким-то чудом вспомнил это волшебное слово – ограждение, поднял руку и получил свои пять баллов, за проблеск памяти. Насколько я помню, суть этого процесса вкратце заключалась в разделе общинной земли между членами громады, которые потом огораживали свои участки. Со временем такие участки укрупнялись, что было выгодно из-за улучшавшихся технологий производства, да и в силу естественных причин, появлялись крупные землевладельцы, наёмные работники и лишние рабочие руки, которые как раз требовались для появлявшихся мануфактур. То бишь в английскую деревню пришли капиталистические отношения. Как известно, в области эксплуатации как своих, так и чужих Англия была впереди планеты всей. А вот в дикой Шотландии всё было иначе и много позже.

Ближе к Англии по экономическому развитию – да и родственно-территориально - стояла Нижняя Шотландия. И именно там в конце 17-го века, и особенно после Унии 1707 года, на деревне начались преобразования. Поскольку технологии возделывания земли совершенствовались и урожайность росла, то соответственно увеличивалась и стоимость аренды земли. И выжить в новых условиях могли теперь лишь крупные хозяйства и землевладельцы, которые могли применить эти новые усовершенствования.

Мелкие же фермеры или, по-ихнему, крофтеры (crofter), вынуждены были отказываться от непосильной для них теперь аренды земельных наделов. А чтобы не умереть с голоду они нанимались батраками к крупным помещикам, либо подавались в промышленные Глазго, Эдинбург или на север Англии в надежде, зачастую тщетной, найти там работу, а то и вообще уезжали за океан в поисках счастья. В общем, типичный капитализм перешагнул границу, уже достаточно условную, и добрался-таки до деревни Южной Шотландии.

Некоторые ретивые историки пытаются присвоить этому делу название Lowland Clearances (то бишь Расчистка Нижней Шотландии), сравнивая его по значимости с Highland Clearances (Расчистка Горной Шотландии). Что, на мой взгляд, в корне неверно, так как по своей сути, не говоря уж про масштабы, трагизм, влияние на судьбы людей и целого народа, эти процессы отличались как небо и земля. Что будет показано ниже.

До 17 века в горной Шотландии по-прежнему царил патриархальный клановый уклад жизни. Который, по всем законам экономического жанра, тормозил рост производительности труда и уровня жизни населения. Да, говоря по правде, горцы в массе своей были бедны и жили растениеводством, насколько это позволяла суровая природа, и выращиванием крупного рогатого скота на продажу в Нижнюю Шотландию и северную Англию. Однако жили они весело и счастливо, танцевали, играли на волынках и иногда ради развлечения устраивали войнушки между кланами.

Изначально земля у них считалась общей, почти как при коммунизме. Все они, по вековой традиции, подчинялись вождю своего клана или септа. Он их и в бой поведёт и рассудит, если что. Но засевшему в Эдинбурге правительству такая вольготность горских кланов была не по нутру. А тут в начале 17-го века шотландские Стюарты садятся на английский трон, что кладёт начало фактически объединению Англии и Шотландии. И, соответственно, свойственные Англии экономические отношения начинают ползучась прокрадываться в Шотландию. И вот, для поощрения лояльности вождей горских кланов шотландское правительство способствовало постепенному превращению их в собственников всей земли клана. Вожди были этому, разумеется, только рады, а рядовые члены клана, как послушные дети (в общем, гэльское слово clann и означает дети) роптать были не приучены – тем паче, что поначалу это мало что для них меняло.

Клановая система окончательно приказала долго жить после разгрома в 1746 году последнего якобитского восстания под предводительством принца Чарльза Эдварда Стюарта по прозвищу Красавчик Чарли (Bonnie Prince Charlie). В Лондоне (ибо после Унии 1707 года Шотландия правилась именно оттуда) были приняты законы, отменявшие все юридические права вождей кланов и передававшие их государственным шерифам. Помимо этого были также приняты законодательные акты, запрещавшие горцам иметь тяжёлое вооружение - палаши и ружья, а также лёгкое оружие в виде тартанов, килтов, волынок, обязывая горцев немедленно сдать всё незарегистрированное вооружение.

И вот вожди кланов, превратившись во владельцев земли, принадлежавшей ранее всему клану, рано или поздно забывали про свои патриархальные обязанности перед сородичами. Ну, ещё бы! Раз они уже были лишены обременительного права судить и миловать, зато взамен были наделены такими сладкими правами собственника. А потому они превращались просто в сибаритов и тщились приобщиться к элите общества, либо в бизнесменов, для которых главное – прибыль. Они либо продавали землю толстосумам с юга, а сами перебирались на ПМЖ в Эдинбург и пускали деньги в оборот, либо нанимали себе управляющих, уже поднаторевших в извлечении прибыли из земли. А некоторые из вождей, ведя жизнь на широкую ногу, а потом, распродав земли и рассчитавших с накопившимися долгами, оказывались у пустого корыта и вынуждены были искать счастья в дальних краях.

Таким образом, земля в Горной Шотландии превратилась в частную собственность разного рода владельцев-предпринимателей. А что делают предприниматели? Стремятся из своих активов получить максимальную прибыль! Правильно.

Разумеется, при таком раскладе у рядовых горцев пропадал всякий респект к бывшим вождям, на котором веками зиждилась клановая система. Таким образом, можно сказать, что старый уклад жизни кельтов Горной Шотландии был успешно разрушен эффективными менеджерами с юга.

Ну, и пошло-поехало. Начало Расчистки принято связывать с внедрением в Горной Шотландии овцеводства, где-то около 1760 года. Дело было безумно прибыльное. На одну отару овец требовалось 6 акров пастбища на склонах холмов на лето и большой крытый загон в долине на зиму. И всего лишь один пастух! А доход был куда выше, чем жалкая плата от небольших фермеров, которые и так еле-еле сводили концы с концами.

Вот многие землевладельцы и их управляющие и пытались всеми правдами и неправдами выгнать арендаторов со своих земель и запустить туда вместо них полчища овец. Десятки тысяч людей выселялись с насиженных мест, лишались домов, которые зачастую сжигались. А выдворение каждой семьи это, понятное дело, трагедия, слёзы, горе. Узелок в руки и вперёд, в неизвестность, а сзади тебя ещё палкой подгоняют.

Потому-то люди так и возненавидели этих милых животных, которые, по мнению горцев, лишали их работы и крова. Так, 1792 год получил название Год Овцы (Bliadhna nan Caorach по-гэльски). Ничего общего с восточным календарём, по которому, как сейчас помню, тогда был год Крысы. Итак, 27 июля 1792 года подогретые выпивкой и свадебными гуляниями, обозлённые на теснящих их овец горцы в Россшире собрали по округе стадо этих прекрасных животных – чужих, разумеется, - и погнали по дороге в направлении Инвернесса, протестуя таким макаром против овечьего засилья. По пути к ним для компании присоединялись горцы с других мест, причём не с пустыми руками, а также сгоняли окрестных овец. В итоге около 400 горцев пригнали около 6000 овечек к городку Boath.

А там их уже поджидали солдаты из полка Black Watch (шотландские полки на службе правительства). 12 зачинщиков были тут же арестованы. 5 из них вскоре судили и приговорили - кого к заключению, кого к высылке, кого к каторге (странно, что не к повешению). Однако всё кончилось благополучно, ибо осуждённые в итоге исхитрились сбежать и сховаться в лабиринтах Горной Шотландии.

Как правило, горцев вынуждали перебираться на совсем уж неплодородные участки земли, которые не подходило даже под овечьи пастбища и на которых прокормиться было невообразимо трудно. Зачастую бывало, что после того, как такой фермер потом и кровью поднимал целину, чуть культивировал землю, ему предлагалось либо платить более высокую ренту – земля-то теперь более плодородная! - либо перебираться на другой ещё никогда не возделывавшийся целинный участок. А когда фермер, повздыхав и поохав, убирался прочь с обработанного им участка, добрый лэнд-лорд запускал туда овечек, на зелёную свежую травку. И чего не сделаешь для этих милых животных!

Участки этой неплодородной земли, куда вынуждали переселяться горцев, находились обычно ближе к морскому побережью, где при желании можно было переквалифицироваться в рыбаков или заниматься келпингом (kelping). Не путать с кэмпингом. Келпинг это сбор, заготовка и переработка водорослей, из которых добывали йод и использовали в производстве мыла и стекла. Первоначально этим промыслом занимались лишь на Гебридских островах. Но война с Францией урезала поставки с континента, и ловкие землевладельцы, почуяв запах прибыли, принялись организовывать келпинг на западном побережье Горной Шотландии и островах.

В этой отрасли народного хозяйства было занято порядка 10 тысяч человек. Бизнесмены продавали тону водорослей за 20 фунтов в Ливерпуль, около 2 фунтов уходило у них на оплату работы горцев. А теперь посчитайте норму прибыли! К 1820 году война на континенте закончилась, экономические связи восстановились, потребность в водорослях упала и шотландские горцы остались как всегда у пустого корыта.

А вот на северном и восточном побережье водорослей было куда меньше и горцам приходилось подрабатывать исключительно рыболовством, хотя рыбаки из них были так себе. На самом деле, ни рыба, ни водоросли не могли прокормить такую уйму народа. Да и клочки земли, изначально почти бесплодные, стали вконец истощаться. А ненасытные землевладельцы всё повышали и повышали арендную плату за свою никчёмную землю. Многим горцам приходилось в итоге оправляться в города на поиски заработка.

Говоря по правде, попадались среди землевладельцев и высоконравственные индивиды, которые не стремились к выдворению арендаторов со своих земель. Впрочем, это вовсе не было бескорыстное благоволение. Ибо лэнд-лорды предлагали горцам стать наёмными рабочими на своих угодьях. Труд их стоил дёшево, а значит, сулил хозяевам большую прибыль.

Кроме того молодых горцев можно было фактически продавать! Ибо землевладельцы получали деньги от правительства, если их крестьяне или наёмные рабочие записывались в правительственные полки. А пушечное мясо было так необходимо Империи для войн в заморских колониях. Так, одним из условий возврата конфискованных поместий якобитским лордам во второй половине 18-го века было непременное зачисление горцев с их земель в британскую армию. За всё время Зачистки порядка 48 тысяч горцев по таким правилам пополнили ряды армии Империи. С одной стороны, горские полки считались самыми стойкими, выносливыми и неприхотливыми в британской армии, а с другого боку, английским военачальникам не жалко было направлять их в самую страшную мясорубку.

Ну и конечно, от такой житухи орды горцев вынуждены были помахать ручкой родным берегам и эмигрировать в Северную Америку. Так, с 1763 по 1803 года за океан уехало около 70 тысяч горцев. И тут на подходе было ещё 20 тысяч обездоленных потенциальных имигрантов.

Но Империи как никогда требовалось пушечное мясо, много мяса. И очень многим лэнд-лордам на самом-то деле было выгодно, чтобы люди не покидали Шотландию! Ибо чем больше свободных рабочих рук, тем дешевле их стоимость. Элементарно, Ватсон!

Тогда они пролоббировали принятие парламентом в 1803 году Акта о Пассажирских перевозках (Passenger Vessels Act). Этот закон якобы должен был показать заботу Империи об эмигрантах, об улучшении условий их перевозки. Разумеется, за более комфортные условия проезда положена и более высокая стоимость билета. Поэтому этот гуманный закон также повышал трансфер на проезд в Америку. И это было самое главное! Теперь обнищавшим горцам уехать было куда сложнее. А поменялись ли условия перевозки? Куда там! Зачастую горцев перевозили в тех же самых трюмах, как и рабов чуть ранее, и при таких же невыносимых условиях. Неудивительно, что заплатив за проезд как в VIP-классе, некоторые несчастные умудрялись умереть по дороге от нехватки воды, воздуха и врача и от избытка сырости, духоты и зловредных миазмов.

А тут ещё Вальтер наш Скотт, вероятно, сам того не осознавая, подсобил процессу колонизации Горной Шотландии. Великий писатель в своих романах овеял эту страну самым притягательным ореолом романтики, оставив за бортом неинтересные читателю реальные проблемы и несчастья горцев.

Вальтер Скотт - тори, юнионист и
фальсификатор шотландской истории

Когда его величество пузан Джордж IV (George IV) изволили в 1822 году посетить Эдинбург, подготовкой всего мероприятия руководил наш писатель, и он же убедил короля напялить на себя килт – якобы тот, т.е. Джордж IV, был из династии Стюартов, а значит – самый что ни на есть настоящий шотландский горец. Ну-ну.

В то время как многие приглашённые на церемонию экс-вожди кланов и землевладельцы с большим энтузиазмом занимались выселением горцев и искоренением их культуры. А в своём приветственном памфлете по поводу приезда короля, Скотт по-холуйски написал: «We are The Clan and our King is The Chief!», то бишь «Мы Клан, а наш вождь – Король!» Во как! Империя экспроприировала даже культуру горцев.

Вдохновлённые романами Вальтера Скотта, многие тысячи разбогатевших на заморских колониях англичан возжелали непременно посетить эти «романтические» места. Рыбку там половить

или на олешков поохотиться.

А раз есть спрос, то, по законам рыночного жанра, должно появиться и предложение. Потому-то англичане, кто побогаче, покупали поместья в Горной Шотландии для своих развлечений. Да и многие местные землевладельцы устраивали в своих владениях парки и охотничьи угодья, где с огромным радушием принимали туристов с юга и где, разумеется, не было места простым горцам-фермерам, дабы доходяги не мозолили глаза почтенной публике.

После окончания французской войны келпинг пришёл в упадок, сельскохозяйственное производство начало сокращаться, а солдаты стали возвращаться до хаты. Тяготы горцев усилились. Империя сделала своё дело, выкачала из Горной Шотландии все ресурсы: получила горы пушечного мяса, использовала пастбища для разведения своих овечек, загнала горцев на самые скалистые, неплодородные земли, сделало из них самую дешёвую рабочую силу в Британии, постаралась по максимуму убить их культуру и традиции...

А новоиспечённые капиталисты, шотландские землевладельцы, стремились тягаться в материальном достатке и роскоши со своими английскими коллегами. А потому зачастую залезали в огромные долги. Что приводило к переходу земли от шотландских землевладельцев, потомков вождей кланов, к английским толстосумам, у которых было ещё меньше заботы о местном населении. Огромные территории отводились под парки и охотничья угодья – всё ради удовольствия богатеньких буратино.

А тут ещё в 1846 году началась череда неурожайных лет (в Ирландии и Шотландии), особенно по картофелю, который ну не хотел расти и всё тут. Говорят же диетологии - разнообразьте свой рацион! А у горцев он на 80% состоял из картошки. Ничего удивительного, что наступил самый настоящий голодомор.

Нещадная зачистка Горной Шотландии продолжалась чуть ли не до конца 19-го века. Неплохо, хотя и однобоко на эту тему написал некто К.Маркс. Вот, например, в этой статье он делится своими впечатлениями от посещения Горной Шотландии и приводит примеры безжалостного отношения государства к шотландским горцам.

Британская империя относилась к Горной Шотландии, фактически как к своей колонии, из которой надо побольше выжать соков. Если в континентальной Европе и в Англии в сельское хозяйство внедрялись передовые технологии для производства продуктов питания для растущего населения, то Горную Шотландию использовали, лишь как источник прибыли. И вовсе не беспокоилось за судьбу её народа. Всё в духе Империи!

Сопротивлялись ли горцы Зачистке? Ну, во-первых, после разгрома якобитского движения им было запрещёно под страхом сметрной казни владение оружием. Во-вторых, в случае бунта против горцев выдвигались расквартированные в Шотландии правительственные войска. А потому на первых порах горцы ограничивались мелкими пакостями – воровали овец, браконьерствовали и косили под дурака, что иногда выливалось в спонтанные бунты типа Года Овцы, о чём сказано выше, ну, и устраивали прочие заварушки.

После 1880 года фермеры массово протестовали против повышения арендой платы путем невыплаты этой самой платы и проведением несанкционированных митингов.

В начале 1880х годов появилась Горская Партия (Highland Land League, Highland Land Law Reform Association или Crofters' Party) и в 1885 году они даже выбрались в парламент.

И тут британское правительство соблаговолило вдруг увидеть все жестокости, сопровождавшие Расчистку Горной Шотландии. Вероятно, из-за того, что овечий бизнес перестал уже быть сверхприбыльным, да и в силу неких политических манёвров Консерваторы vs. Лейбористы. В 1886 году британский парламент даже принял Акт об Аренде (Crofters holdings act), который гарантировал мелким фермерам наследственные права на обрабатываемые ими клочки земли, точнее - на право работать там за умеренную арендную плату. Но что мёртвому припарка? Поезд уже давным-давно ушёл и, разумеется, из-за океана уже никто не вернулся. Да и большинство земли уже цепко держали в своих руках капиталисты-землевладельцы. Поэтому неудивительно, что протесты горцев возобновились. Однако мавр сделал своё дел, и к власти в Ю.К. пришли консерваторы, которые нянькаться не любят. А потому для подавления протестов в Горную Шотландию отрядили войска. А партия крофтеров ассимилировалась с лейбористами – вместе как-то сподручней держаться против буржуев.

В 1909 году в Глазго вновь была образована Горская Партия (Highland Land League), которая на сей раз выступала не только за защиту прав фермеров, но и даже за автономию Шотландии и национализацию всей земли. Ну, ни дать ни взять самые что ни на есть большевики. Правительство чуть струхнуло и много им чего наобещало. Но после Первой мировой дружно обо всём забыло. А партия фермеров, как и раньше, растворилась в стройный рядах лейбористов. Правда, в конце 1920х годов, когда разведение овец стало уж совсем не прибыльным делом, множество земель (около 800 тыс. акров) было передано под фермы, в основном – на Гебридах, и в несколько меньших масштабах в северной Шотландии и Шетландских островах.

Больше в 20-м веке особенных перемен в землевладении в Шотландии не было. Разве что в 1976 году по многочисленным просьбам трудящихся приняли Акт о Фермерах - Crofting Reform (Scotland) Act 1976, который позволял шотландским фермерам выкупать обрабатываемую ими землю в свою собственность. Да, пожалуй, в 1994 году, когда правящие консерваторы, защитники богатеньких буратино, ввели льготное налогооблажение на землю, использующуюся НЕ для извлечения дохода, - например, путём выращивания на ней сельхоз растений, - а для развлечений собственника земли: охота там, прогулки верхом или разведение радующих глаз садов и парков.

Увы, всё как по Марксу. Увеличение производительности труда снижает потребность в количестве рабочей силы, которая перетекает туда, где в ней есть потребность. Вот и получилось, что экономический прогресс вкупе с погоней за прибылью выгнали целый народ с родных земель и пустили его по миру, в прямом и переносном смысле. Сегодня этот печальный эпизод в истории кланов Горной Шотландии при желании легко использовать в пропагандистских целях. Например, для поднятия духа национализма (богатые англичане - у, негодяи! - выгнали горцев с их земель) или для борьбы с финансово-промышленными магнатами (толстосумы для получения барышей скупили земли Горной Шотландии и выгнали их обитателей). А можно просто относиться к этому как издержкам экономического прогресса. И ничего личного…

Хотя, с моей точки зрения, главной причиной Зачистки Горной Шотландии стало непомерное расширение Британской Империи во все стороны. И Хайлэндс просто-напросто использовали как колонию, а горцев - как дешёвую рабочую силу. Все ресурсы выкачивались, культура и традиции разрушались. Причём всё было обставлено с потрясающим лицемерием, где Англия выставлялась как светочь цивилизации, а неблагодарные шотландские горцы - лентяями и разбойниками, предпочевшими бросить свою родину и ради лучшей и вольготной жизни сбежать за океан.

Из хороших новостей надо отметить то, что Шотландия добилась-таки автономии в самом конце прошлого столетия. А несколько лет назад к власти в Шотландии пришла SNP, Шотландская Национальная партия. Уже в 2015 году она планирует начать проведение радикальной земельной реформы. Будут отменены все льготы для "спортивных" поместий. Планируется до 2020 года передать в общественное пользование около 1 млн. акров земель. А наиболее упёртых землевладельцев обяжут продавать землю общинам и, причём, неизвестно ещё по какой цене. Землевладельцы в панике и опасаются, - и правильно делают! - что они будут чувствовать себя иностранцами в собственной стране.

Противники, всякие там тори и лейбористы, как известно, большие любители демагогии и потому страшат народ, что в этом случае сельскохозяйственное производство снизится, а цены на продукты в магазинах пойдут вверх. Но волков бояться, в лес не ходить.

Короче, в Шотландии в ближайшие годы грядут большие перемены.


на главную страницу