На этой странице я расскажу об известном дизайнере из Глазго конца 19-го - начала 20-го веков,
имя которого знает любой уважающий себя любитель искусства - Чарльз Ренни Макинтош.
Этот шрифт, которым я написал его имя, - изобретение самого же дизайнера.

Несколько фактов из биографии. Родился в Глазго 7 июня 1868 года. Был вторым по возрасту ребёнком в семье, в которой было 11 детей. Его отец был полицейским суперинтендантом. Некоторые источники говорят, что в детстве он был очень плохим учеником с невысокими способностями. У него было неважное здоровья, с детства он хромал. Непригодный к физическому труду, он стал учеником в архитектурной фирме Джона Хатчинсона.

После работы он посещал Школу Искусств Глазго, где он считался талантливым учеником. В 20 лет он получил награду от Института прекрасных искусств за дизайн здания и был признан профессионалом.

Двумя годами позже, уже работая на компанию "Honeyman and Keppie", он получил гранд в 60 £ за дизайн городского зала собраний и потратил деньги на трёхмесячное рисование в Италии.

Он работал всё в той же компании, когда между 1900 и 1910 годами он создал здания и дизайны, которые прославили его имя. И хотя многие дизайны и проекты не дожили до наших дней, но то, что мы можем видеть сегодня, как, например, Школа Искусств Глазго (Glasgow School of Art), Хилл Хауз (Hill House), Школа на Скотланд-стрит (Scotland Street School) являются выдающимися памятниками архитектуры.

Макинтош уделял огромное внимание деталям. Его современники пытались приписать ему аутизм (когда неполноценность в одной области компенсируется незаурядными способностями в другой). Это объяснило бы его страсть к мелочам и его проблемы с межличностным общением. Но для тех, кто пользовался плодами его творчества, такое внимание к деталям приносило огромную пользу. Так дети в Scotland Street School всегда ходили в сухих пальто, потому что позади вешалок в школьном гардеробе были спроектированы водопроводные трубы с горячей водой. А в Глазго дожди частое явление. Но пока ученики занимались в классах, их верхняя одежда снова становилась сухой и тёплой.

Ещё посещая Школу искусств, Макинтош познакомился с Margaret MacDonalg, Frances Macdonald и Herbert McNair. Вместе эта чётверка рисова ла постеры, изобретала дизайны мебели и множество графических дизайнов. Их проекты участвовали в выставках в Глазго, Лондоне, Вене, турине. Благодаря этим выставкам укрепилась репутация Макинтоша.

Корни его творческой философии лежали в шотландской традиции. Он не любил архитектуру Греции и Италии, которую он считал непригодной к шотландскому климату. Макинтош считал, что возвращение Шотландского Баронского стиля, адаптированного к современному обществу, отвечало бы художественным течениям в дизайне. Его архитектурные шедевры ясно подтверждают его убеждения.

Макинтош создал здания, замечательные своей элегантностью и ясностью пространственных концепций, умелым использованием сочетания естественного и искусственного освещения и, конечно, деталями во всём.

Но как и большинство истинно талантливых людей многие его проекты не приносили большой прибыли, а заказов у фирмы Honeyman, Keppie & Mackintosh, где он был партнёром с 1904 года, становилось всё меньше и меньше. В 1913-ом году Макинтош оставил фирму и решил уехать из Глазго.

В 1914 году Макинтош и его жена Маргарет поселились на побережье Саффолка в Англии. Оттуда они вынуждены были уехать вскоре после начала Первой мировой войны. Их странный акцент, богемная одежда, письма из-за границы заставляли людей коситься на них как на шпионов. Однажды даже службы безопасности обыскали их дом.

В 1915 году они переехали в Лондон. Макинтош продолжал заниматься дизайнерской работой. Но из-за войны заказов было мало и построено ничего не было. Тогда Макинтош и его жена, тоже талантливый дизайнер, обратили взоры на ткани чтобы хоть как-то свести концы с концами. Но денег все равно не хватало. К концу войны Макинтош писал своим друзьям в Шотландию с просьбой купить его картины, чтобы он смог оплатить своё жильё.

В 1923 году супружеская пара уехала на юг Франции. Здесь Макинтош опять взялся за акварель, намереваясь выставляться на Лондонской выставке. Но рисовал он медленно. Хотя он и закончил 40 картин, они так и не выставлялись на выставке.

В 1928 году он стал жаловаться, что французский табак раздражает его горло. Врачи поставили диагноз - рак языка и горла. Он вернулся в Лондон для лечения. Там он и скончался в том же году.

Как видите жизнь у него была тяжёлой и лишённой тех преимуществ, которыми пользуются признанные художники. Но его архитектурные шедевры, разработки дизайнов мебели и художественные дизайны, сделавшие его пионером модернизма в Шотландии и Британии, являются жемчужинами шотландского и британского искусства. Жители Глазго гордятся своим талантливым земляком. Правда, скептики говорят, что имя Чарльза Ренни Макинтоша стали эксплуатировать: кто-то - для извлечения прибыли, кто-то - для привлечения туристов. Ходят слухи, что даже шрифт не является его изобретением. Я думаю, что во все времена существовало корыстное стремление "деловых" людей использовать блестящий талант настоящих художников.

Как пример, в прошлом, 2002 году, один из его стульев был продан на аукционе за 150.000 £(!)

А теперь я предлагаю вам ознакомиться с его работами, о которых выше уже было сказано немало лестных слов, и сформировать своё мнение.

Scotland Street School, Школа на Скотланд стрит

Совет директоров Школы искусств Глазго 1896 году объявил конкурс на проект нового здания школы. Победила работа фирмы Honeyman and Keppie, выполненный Макинтошем. Может ещё и потoму, что решающее слово имел директор Школы искусств Франсис Ньюбери, друг и бывший учитель Чарльза Ренни Макинтоша. Ньюберри внёс огромную лепту в становление творчества своего ученика.

По финансовым причинам здание строилось в два этапа, первый - с 1897 до 1899 года, вторая часть, западная - была построено в 1907-09 годах.

Здание похоже на прямоугольную башню, почти без декораций, со строгим фундаментом, уходя от традиционных методов архитектурных украшений. Отсутствие традиционных исторических тем, классицизма, отсутствие скульптурных декораций, ассиметричный фасад и строгось конструкции вызвали много неодобрительных комментариев в то время.

Четыре фасада не похожи друг на друга. Интерьер и экстерьер здания спроектирoван до мельчайший деталей, что было отличительной чертой Макинтоша. Важность этого здания в том, что его оригинальный стиль противостоял наплыву подделок под старину. Некоторые утверждали, что ни одна деталь не была заимствована от какого-либо стиля. Однако, последние исследования нашли элементы множества стилей, которые были умело использованы дизайнером.

В этом здании чётко прослеживается отличное знание Макинтошем шотландской архитектуры, его интерпретация шoтландских тем. Длинный главный фасад напоминает отвесные стены замков Linlithgow и Hunty. Восточный фасад вызывает воспоминания шотландского средневековья, которое, как говорил Макинтош, "было дорого его сердцу". Всё отчетливо напоминает архитектуру старинных замков с их неправильной формы и расположения окнами, массивными стенами.

Макинтош был сторонником возрождения кельтских традиций, которые он видел, например, в баронской архитектуре. Он считал, что это исключительно шотландский стиль. Кельтские темы могут быть замечены в форме кронштейнов на окнах главного фасада. Идея Макинтоша о том, что наиболее выступающие и нужные части элементов конструкций должны быть выбраны для украшения. Т.е. структурные и необходимые части конструкции превращались в элементы красоты, что было великолепно воплощено в здании Школы.

Стоит отметить, что Макинтош интересовался японскими идеями в архитектуре о необременённости деталями старинного дизайна. Эта теория вдохновляла его в работе. Так, в чёрном металлическом заборе вокруг северного фасада по верху вставлены орнаменты в форме хороводов из загадочных зверей и насекомых, напоминающих геральдику японских кланов. Японское влияние также прослеживается в ряде других элементов, о чем я, увы, не в состоянии правильно написать, не будучи специалистом.

Можно ещё много и подробно рассказывать об этом памятнике шотландской и мировой архитектуры, спроектированном замечательным мастером из Глазго Чарльзом Ренни Макинтошем. Но это я оставлю для специалистов в архитектуре.

И вот последняя новость, к сожалению, не радостная. Вчера, т.е. 23/05/2014, в подвале школы искусств вспыхнул пожар, который распространился и на другие этажи. Вроде, как будто, никто не пострадал, но зданию нанесён существенный ущерб. На восстановление этого шедевра архитектуры потребуется теперь незнамо сколько средств и времени.

Hill House, дом на холме

Hill House (Дом на холме) - спроектирован и построен в 1903 году, для семьи издателя из Глазго Ульяма Блэкки. Это один из самых больших и прекраснейших особняков, спроектированных Макинтошем, находится на холме с видом на устье Клайда в городке Helensburgh (Хеленсбора).


Окружённый лужайками, спроектированными самим же Макинтошем, вплоть до деталей: какие, например, деревья должны быть посажены. "Построенное из грубообработанного местного песчаника здание следует шотландским баронским традициям. Для интерьера Макинтош спроектировал камины, обстановку и коммуникации. Его внимание простиралось от дизайна встроенных гардеробов в белой спальной до каминных щипцов и кочерги. Стены в доме в основном белые, иногда с нежными узорами светлых оттенков зелёного, розового им серебристого цветов." (строки из книги Джэкки Купера об архитектуре Макинтоша).


Узкое здание пpотянулось с запада на восток с входом на западной стороне. Все комнаты расположены таким образом, что их окна смотрят на юг с видом на лиман. С восточной стороны на север выдвигается крыло, где расположены помещения для кухни, служебные комнаты и детские.


Макинтош видел здание не только как единичный творческий акт, но как социальный прогресс, в котором жизненно важным была адаптация первоначального дизайна нуждам клиента. Так, при строительстве Хилл Хауза Макинтош изменил дизайн уже поднимающегося дома чтобы встроить детскую комнату для неожиданного пополнения в семье Блэки.

The Willow Tea Room

Ивовая чайная комната, спроектированная для мисс Крэнстон, находится в ивовой аллее на одной из центральных улиц Глазго Sauchiehall Street. История появления этoго здания такова. В 1896 году дизайнер встретил женщину, которая впоследствии оказала огромное влияние на творческую жизнь Макинтоша. Мисс Кэйт Крэнстон была, как мы сейчас говорим, businesswoman. У неё была мысль о создании сети арт-кафе, по-английски - 'art-tearoom', и она попросила Макинтоша помочь ей с дизайном. Успех с этим зданием укрепил их дружбу, которая длилась 20 лет. Макинтош сделал дизайн для всех её четырёх 'tearoom'.

Фасад четырёхэтажного здания удачно вписывается в окружающую городскую обстановку. Верхний карниз отлично сочетается со стоящими по бокам другими четырёхэтажными зданиями... Можно продолжать дальше это описание, которое будет интересно для специалиста, но вряд ли заинтересует широкую аудиторию. Скажу лишь, что по сей день, это здание рассматривается в учебных пособиях по архитектуре.

Queen's Cross Church

В 1896 году Свободная Церковь Шотландии заказала у Honeyman and Keppie изготовить проект церкви, который и выполнил работавший там в то время Ч.Р.Макинтош. 10 сентября 1899 года в церкви состоялась первая служба. Это единственная церковь, построенная по дизайну архитектора. Он также сделал проект англиканского кафедрального собора для Ливерпуля, но последний так и не был построен. Работа над проектом велась одновременно с работой над Школой Искусств Глазго.

Много церквей в Глазго имеют высокопарящие шпили, чему приземистая башенка этого здания, похожего более на норманский замок, представляет полный контраст. "Современный готический"- такое название дали этому стилю архитекторы. Церковь находится на небольшом угловом участке земли. Тем не менее, Макинтош смог вместить множество различных элементов в полностью ассиметричный дизайн. Если смотреть вдоль фасада, выходящего на главную улицу, то можно обнаружить четыре разных скульптурных элемента. Макинтош любил создавать скульптурные изображения на камне, которые радуют глаз. Он часто создавал камнестилизованные головы птиц, цветы, листья и ростки растений. Первоначально церковь должна была называться церковью св. Матфея. Поэтому там совершенно к месту эти орнаменты, если мы вспомним притчу о сеятеле из Евангелия от Матфея.

Если внешность здания представляет своего рода смешение стилистических элементов, то интерьер есть полное единство, во многом за счёт впечатляющего деревянного свода над нефом церкви, но и, конечно, за счёт мелких деталей, спроектированных Макинтошем.

Мозаичные окна, если не являются самыми красивыми, то, по крайней мере, они истинно соответствуют стилистике Макинтоша и прекрасно гармонируют с другими внутренними элементами церкви.

Эта деревянная резьба (справа) повторяется пять раз вокруг кафедры церкви. Предполагается, что это крылья птицы, защищающей молодые побеги. Другая декорация (слева)- резьба на двери алтаря.

У стен примыкающего к главной церкови залу можно неожиданно увидеть спокойно стоящие стулья Макинтоша. Не нужно обольщаться, это всего лишь копии стульев, стоящих в Ивовой Чайной Комнате.

Мебель

Мебель, сконструированная Макинтошем была уникальна. В её дизайне чётко прослеживается неповторимость Чарльза Ренни Макинтоша. Что это? Модернизм, футуризм или, как его иногда называют на французский манер, "арт нуво" (Art Nouveau)? Да. Но даже в модернизме Макинтош имеет свой стиль.

Модели по дизайнам Макинтоша можно встретить сегодня в элитных мебельных салонах. Но на этих фотографиях вы можете видеть мебель, изготовленную ещё сто лет назад. Макинтош создал серию стульев, дизайны каминов, столов, часов. То, что отличает его дизайн, это отсутствие всего лишнего, лёгкость, чистота и пропорциональность линий.

Glasgow Style, Стиль Глазго

Макинтош основал стиль, известный сегодня как "стиль Глазго", который является шотландским вариантом модернизма. Он отличен тем, что включает небольшие элементы из кельтских традиционных узоров в дизайне и шотландских традиционных замков в архитектуре.

Для меня понятия "стиль Глазго" и "стиль Макинтоша" стали синонимами.

Сюда я бы включил и собственные идеи Макинтоша в дизайне, такие как, например, чёрно белые орнаменты из маленьких квадратных элементов. А присутствие в дизайне интерьеров сухих цветов, камней напоминает нам о влиянии, которое оказала япoнская культура на творчество дизайнера из Глазго.

Нельзя не упомянуть о знаменитом шрифте, дизайн которoго был сделан Макинтошем и которым он подписывал свои работы. Справедливости ради надо заметить, что с тех пор появилось много вариантов этого шрифта. Но его уникальность осталась и он является неотделимой частью стиля Макинтоша. К сожалению, бесплатно этот шрифт скачать нигде нельзя, но можно попробовать написать какой-нибудь текст на халяву (о! как ласкает слух это слово - халява!) на следующем сайте: MyFonts.com. Хотя, впрочем, недавно я сюда зашёл и обнаружил, что халявы больше здесь, похоже, нет... На память мне осталось лишь моё имя:

на главную страницу